Картавая Тамара Владимировна

Директор

Картавая Тамара Владимировна

 

Исторические сведения о знаменитых земляках

 


Они - наша гордость, и наша - печаль

         С каждым годом мы все дальше уходим от огненных лет Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Участников тех тревожных и тяжелых дней становится все меньше и меньше.

         Победа над сильным врагом была добыта волей, несгибаемым духом и кровью простых солдат. Нет границ величию их подвига во имя Родины, как нет границ и величию трудового подвига тех, кому пришлось восстанавливать разрушенное войной хозяйство. 
         Уже выросло не одно новое поколение людей, для которых война и пос­левоенные годы - лишь воспоминания о том времени отцов, дедов и прадедов. 

        Местный партизанский отряд возглавлял преподаватель техникума Иван Васильевич Петров.

        Партизаны приходили к леснику А. Д. Устинову в казарму, а иногда оставались там допоздна. Ребята Устиновы и Зудин ходили в село Головеньки, где размещался штаб карателей.

        На молодых парней, плохо одетых, да и знакомых с местными ребятами, никто особо не обращал внимания. Приходя домой, они рассказывали, что делается в штабе фашистского отряда: кого забрали, кого расстреляли, кого взяли в плен. Все эти сведения были необходимы для партизан. К тому же ребята Устиновы прекрасно знали местность. Все овраги вокруг Головенек, Воздремо, они не раз обходили, все тропинки и лазейки были им хорошо известны, как следопытам-охотникам.

        Фашисты знали, что где-то действует партизанский отряд, но следов они никак не могли найти. Так продолжалось до ноября 1941 года.

        Никто не знал и не подозревал, что рядом с партизанами враг. В лице соседа и товарища по работе был шпион Гестапо, предатель, которой в одно пасмурное утро привел целый отряд карателей, окруживших дом Устиновых, и увели из дома его хозяина Андрея Дмитриевича, его двух сыновей и Костю Зудина. Их увели в Головеньки, заперли в школе, и на следующий день, 20 ноября 1941 года, расстреляли.

        Несомненно, одно, они умерли, как герои. Их били, истязали, добиваясь сведений о партизанах. И даже после их смерти, партизан так и не нашли. Есть сведения о том, что «изувера», который выдал Устиновых, постигла кара народных мстителей, его расстреляли в лесу партизаны.

        Николай Устинов вернулся с войны, после ранения. Работал в Крюковском лесничестве лесником и поступил в техникум на заочное отделение. Умер Николай Андреевич в 1958 году.

        Прошло много лет с того времени, а наша память хранит образы юных, честных, милых, умных и славных ребят. Они - наша гордость, и - наша печаль.

        На братской могиле в с. Селиваново, в центре усадьбы ГОУ СПО «Крапивенский лесхоз-техникум», установлена мемориальная доска с надписью: «Здесь похоронены комсомольцы - Зудин Константин Николаевич, Устинов Виктор Андреевич».

       Не всем знакомы эти имена, выделенные из ряда других имен, нашедших здесь вечный покой. Нынешнее поколение, потомки этих безвинно погибших, должны помнить об этом, и всеми силами и помыслами бороться за мир, чтобы это больше никогда не повторилось.

      Устинов Андрей Дмитриевич родился в 1895 году в селе Селиванове. С детства испытал нужду и голод, не было средств на учение, и окончил всего три класса. Работал у помещиков: стерег скотину, занимался домашними делами. Участвовал Андрей Дмитриевич в войне 1914 года. Во время революции перешел на сторону Красных. В гражданской войне служил в пехоте, был ранен. После окончания войны демобилизовался.

      В 1919 году женился, а через год поступил работать лесником в Николаевский кордон (казарму), Крюковского лесничества. Через три года его перевели в Труновскую казарму (кордон). Там он проработал до самой Великой Отечественной войны. Жена Устинова, Ольга, была на редкость гостеприимная и уважительная по отношению ко всем окружающим людям. Дети их, Николай, Виктор и Василий, очень любознательные, и с малых лет любили: лес, охоту, спорт. Честные и трудолюбивые, они были примером для сельской молодежи.

     Подрос старший сын, Николай. Он окончил Селивановскую семилетнюю школу и поступил в Крапивенский лесной техникум, но вскоре его забрали в армию. Попал он в пограничные войска, в кавалерию. Младшие его братья: Василий и Виктор тоже окончили Селивановскую семилетнюю школу и поступили также в техникум. Ребята учились хорошо. Любили лес и с особым усердием занимались изучением специальных дисциплин, таких как: лесоводство, лесозащита, лесная таксация и другие. Практические работы они знали с малых лет, т.к. постоянно помогали своему отцу. Очень они любили охоту. Летом заядлые грибники, зимой — лыжники. Охота, как особый вид спорта, им была особенно по душе. Они приносили из лесу свои особые «сувениры» - гнезда белок, запасы желудей, орехи. Помогали собирать необходимый материал для музея техникума. «Заниматься с этими смышлеными, любознательными и шустрыми ребятами было одно удовольствие»,- вспоминал преподаватель техникума Гольдин И. Л. Да и дружили они также со всеми студентами. Особенно был дружен с ними студент — Зудин Константин. Он тоже был заядлый охотник и спортсмен. Сам москвич, он на зимние каникулы не уезжал домой, а жил у Устиновых.

      Война, как и многих, застала эту семью врасплох. Старший сын, Николай, в армии, и вестей от него нет подолгу. Отец, Андрей Дмитриевич по Комиссии РВК оставлен, как запас II очереди, по болезни. Василий перешел на третий курс техникума, а Виктор на второй.

       В октябре 1941 года немцы наступали на Москву. Крапивенский район был временно оккупирован врагом. Занятия в техникуме прекратились, но ребята и тогда не сидели без дела. На захваченной территории действовал партизанский отряд.

      Студенты техникума, селивановцы за памятником бережно ухаживают, хранят вечную память о погибших, чтят, вспоминают и гордятся ими, а в дни торжеств, в День Победы возлагают венки и живые цветы.

      Для нашей Родины всегда будет святым День 9 Мая, и всегда мы будем возвращаться к маю 1945 года. И наш человеческий долг: поздравляя друг друга с праздником всегда помнить о тех, кого нет с нами, кто пал на войне.

     Почти 65 лет прошло с того времени, когда смолк гул гражданских сражений Второй Мировой войны и ей на смену пришел долгожданный мир. Свободолюбивым народам, завоевавшим Победу над самыми мрачными ударными силами международного империализма, предстояло потратить много усилий, чтобы этот мир стал прочным и надежным. Но главное было достигнуто - Победа стала фактом, справедливость восторжествовала.

Теперь, по истечении нескольких десятилетий, более половины населения Земли составляют люди, родившиеся после войны. И все же ее уроки и итоги отнюдь не потеряли своей актуальности, они важны не только для познания сравнительно недавнего прошлого, но и для активных действий в сегодняшнем мире.

 

ПИСЕМСКАЯ МАРИЯ ГЕОРГИЕВНА.

         В 2003 году отмечалась юбилейная дата - 80 лет со дня рождения зенитчицы, прошедшей всю войну в этом звании с 1941 по 1945 годы. Писемская Мария Георгиевна до войны работала прививальщицей - рабочей в Ярцевском плодовом саду. После Великой Победы она опять вернулась в родные места и продолжала работать в садоводческом хозяйстве. В конце 50-х годов она перешла на работу в Крапивенский лесхоз, в Крюковское лесничество. Работала лесокультурницей, а в 1967 году начала сотрудничать с научными работниками, которые начали создавать лесосеменные плантации дуба на территории Крюковского лесничества. ЕЕ руками были привиты дубки, которые все прижились и растут до сих пор, много гектаров посажено леса, которые, поднявшись, радуют людей.

     Мария Георгиевна не только сажала лес, прививала, но и учила этому молодых практикантов, которые проходили практику в Крюковском лесничестве. В октябре 1941 года Мария Георгиевна ушла на фронт. Зенитчица Писемская прошла вместе с товарищами по оружию впереди наступавших Советских войск, освобож­дающих родную землю от фашизма. Вся боевая служба Марии Георгиевны в Советских вооруженных силах - пример доблести, подвига во имя Родины. Советское правительство высоко оценило ее боевые заслуги: она награждена медалями, имеет более десяти благодарностей от командования.

Все было, как будто вчера

       

Воспоминания о войне накатываются у фронтовика не только в майский победный день. Столько дней прошло, а в памяти все с большей и большей ясностью проявляются отдельные эпизоды тревожных военных лет.

Рассказывая о своем боевом пути Александр Андреевич Воронков не может сдерживать своих чувств, часто останавливается, глотает набежавшую слезу... - столько друзей погибло. А все началось, каку многих молодых парней того военного времени.

Окончил Саша Воронков 10 классов школы и 16 июля 1942 года был призван в учебный радиобатальон под Сталинградом, где готовили радистов с целью заброски их в тыл врага. Но закончить учебу не довелось, начались массированные налеты вражеских самолетов на город. В срочном порядке молодых курсантов перебросили на противоположный берег Волги и сформировали из них отдельный зенитно-артиллерийский дивизион. Обучение стрельбе из 85-миллиметровой пушки шло в буквальном смысле слова - на ходу, в ходе боевых сражений. Учили стрелять и по самолетам, и по танкам, и по пехоте.

После первых сражений отряд молодых бойцов в пешем порядке отправили в Астрахань. Шли в основном ночью, днем вражеские самолеты по степным дорогам легко находили мишень для обстрела и бомбежки. И вот в Астрахани, получив новенькие пушки, дивизион по железной дороге отправили сначала в Ворошиловград для охраны паровозного завода, затем под Каменск-Шахтинский для охраны железнодорожного моста через реку Донец.

С трепетом Александр Андреевич вспоминает встречу в Ворошиловграде с Радиком Юркиным, единственным комсомольцем, оставшимся в живых из героев-краснодонцев.

И вновь - фронтовые дороги. Рассказ ведет бывший сержант степенно, со многими подробностями. Украина, Кривой Рог и Винница, Одесса. Фронтовые эпизоды возникают в памяти один за другим - и как стреляли по немецким самолетам, и как уничтожили осветительные бомбы фашистов.

Осенью 44-го дивизион уже шагал по Румынии, Югославии.

День Победы, значительно поредевший дивизион, встретил уже в Венгрии. Со слезами на глазах вспоминает Воронков этот весенний победный день. Слезы радости того мая 45-го перекликаются с вновь нахлынувшими чувствами сегодняшнего дня. Имеет орден Отечественной войны, много медалей, благодарностей.

Вспоминает Александр Андреевич Воронков и послевоенные годы - учебу в Архангельском лесотехническом институте, работу в Вологодской лесоустроительной экспедиции, преподавательскую деятельность в Крапивенском лесхозе-техникуме все последние 26 лет до пенсии, вел дисциплину «Лесная таксация и лесоустройство».

Вот такая нехитрая судьба воина, гражданина любимой Родины. И опять воспоминания,воспоминания...

«ГЛАВНОУПРАВЛЯЮЩИЙ» ЛЕСАМИ

     «Пятидесятая, пятидесятая! Твои дивизии покрыли себя славой». Так писал генерал Максимцев о пятидесятой дивизии, которая разгромила танковые полчища Гудерина.

         В этой дивизии был командиром 559-го отдельного саперного батальона Николаев Николай Георгиевич.

        Молодой лейтенант Николаев вел свой батальон от Брянска. Трудно приходилось: противник прорывал оборону на каждом километре. Не смотря на смертельную угрозу с тыла, дивизия сдерживала вражеские атаки. Путь лежал к Туле. От Белева проби­рались ночью: шли лесами, оврагами, балками. Рано утром части пятидесятой вышли к Крапивне и в лесу повстречались со 154-ой стрелковой дивизией. Николаев повел бойцов к Туле. Он учился в лесном техникуме до войны, и знал здесь все дороги и тропинки. Пришли в Селиваново. В лесном техникуме их встретили преподаватели. Радость перемешалась с горем: пришел их лучший студент, боевой офицер. Пришел, чтобы утром уйти на восток. А вернется ли снова сюда?.. Обязательно вернется!

      Трудный, кровавый путь от Десны до Упы прошла пятидесятая дивизия. Много боевых друзей потеряли. К Туле шли днем засекой. Тульский городской комитет обороны находился в одном из районов города - Чулкове, в подвале 9-0Й школы. Сюда и прибыл Николаев со своим батальоном и бойцами 154-ой стрелковой дивизии.

        Здесь Василий Гаврилович Фоканов - генерал, начальник Тульского боевого участка подтолкнул Николаева и сказал: «Рекомендую Вас после войны назначить главноуправляющим всеми лесами Тульской области». Эти слова станут пророческими. В 1962 году Николаев Николай Георгиевич назначается лесничим Крюковского лесничества - «главноуправляющим» теми лесами, через которые вел свой батальон к победе. Лесничество относится к учебно-опытному Крапивенскому лесхозу. Благоприятные лесорастительные условия. Красота природы, воспетая Толстым и Леоновым. Такие высокие дубы: посмотришь на вершину, - шапка летит с головы. Везде успевал лесничий: и на делянках у лесорубов, и на лесном питомнике. В его бытность созда­валась лесосеменная база области. Отбирались плюсовые деревья дуба, сосны, ясеня, плюсовые насаждения, закладывались постоянные лесосеменные участки. В школьном отделении питомника создавались клоповые посадки дуба путем прививок. Нужно было учить студентов выращивать сеянцы, прививать дуб, проводить уход за лесом. Многие годы жизни были отданы любимому делу. Помнят лесничего Николаева Николая Георгиевича те, кто с ним работал, и как живой памятник растут в засеке деревья, шумят березы в лесополосах, посаженных его руками.

     Семенов Михаил Павлович

От Орловского кордона на запад идет широкая прорубленная просека. Когда-то здесь проходила дорога в лесной поселок Редочи, сейчас она заросла кустарником, деревьями, разросся буйно травяной покров. По просеке проходит узкая тропинка, проложенная грибниками и охотниками. Она опускается вниз в овраг и снова поднимается вверх. В этой части Малиновая засека сильно изрезана "врагами. Много раз я ходила по этой просеке в лесной поселок Редочи. И вот я снова иду по узкой тропинке.

Поднимаюсь вверх - наверху болота Высоцкого. Почему так названы? То ли ученый Высоцкий здесь работал, то ли расположены высоко над оврагом? Болота небольшие, поросли осокой, росянкой, пушицей, растут небольшие деревья березы, а вокруг болот вековые липы - очень высокие и толстые.

Малиновая засека расположена на возвышенности. Каждый год прилетают в засеку серые цапли, селятся на вершинах лип. Далеко им видна округа. Рано утром - на заре - летят они парами. Их широкий размах крыльев заря окрашивает в розовый цвет. Далеко летят: до Селиванова, Супрут, Русанова, где кормятся лягушками на соседних болотцах. ( Численность птиц небольшая, но уже много-много лет они прилетают сюда).

Подхожу к Мощене - небольшой ручей несет свои воды в реку Упу. В эту зиму много выпало снега, а когда он растаял весной, ручей разливался широко, заливал суходолы и прилегающие дубравы. Кто-то поправил кладку через Мощену, земля талая, мягкая. С левой стороны на бугорке деревенское кладбище.

С краю когда-то был захоронен лесничий Михаил Павлович Семенов. В войну случилась эта трагедия, но в народе до сих пор жива память о нем. Незадолго до войны Михаил Семенов, окончив лесной техникум, приехал с женой и двумя маленькими дочками в лесной поселок работать лесничим. Высокий, со светло-русым волнистым чубом, глаза - синее небо, губы готовые вот-вот рассмеяться. Веселый, общительный, полный сил и энергии. Люди тянулись к нему, шли с радостью и бедой.

В лесу работы было много. Рано с утра в засеке гудели пилы: пилили лес двуручными лучковыми пилами, тут же у пня кряжевали и конной трелевкой перемещали тяжелые бревна к местам погрузки.

Лесничий разбил в лесничестве питомник, где выращивал дуб, клен, ясень. Посадил деревья кедра, ели сибирской, девичий виноград. Выросли деревья, посаженные Семеновым: отливает голубизной ель, величаво поднял ветви кедр, обвил виноград дом, где когда-то жил Семенов с 

семьей. Гордо стоят высокие дубы, ясеня, клены, посаженные в засеке, как живой памятник, напоминая о нем.

А тут случилась война. Всех мужиков забрали на фронт, опустели деревни и поселок Редочи. Остались женщины, дети и старики. В засеке тихо - работы никакой. Поют только птицы, не знают еще беды. Уже в сорок первом через засеку шли беженцы: грязные, оборванные, сильно изможденные, несли за плечами скарб, малых детей, постарше шли рядом. Бежали от войны с запада, а война шла им навстречу.

Гитлеровские войска стремились к Москве. Армия Гудериана захватила Орел, взят был Плавск. Раскаты орудий доносились все слышнее и слышнее. Ждали немцев в Крапивне. В селе не работали магазины, школа, больница. Только в церкви негромко били колокола, прихожан было мало. Отец Григорий молился за всех живых и мертвых. Такая тишина стояла: по улицам никто не ходил, даже собак не видно; спать ложились рано с наступлением сумерек. Не зажигая света, занавешивали окна.

На рассвете морозным ноябрьским утром немцы вошли в Крапивну. Заняли лучшие здания. Слышалась немецкая речь, выстрелы. Гитлеровцы мародерничали.

А в поселок Редочи весть о немцах, занявших Крапивну, принес подросток. Труженики леса уходили в партизаны. В лесах уже действовал партизанский отряд. Лесничий Семенов стал активно помогать партизанам: доставлял нужный провиант, приносил сведения о немцах. Он ежедневно ходил в лес, в партизанскую базу, но ночевать не оставался, боялся за жену и дочек.

По доносу русановского счетовода немцы узнали, что в Редочах живет лесничий с семьей - пособничает партизанам. Немцы вызвали лесничего в комендатуру под предлогом, что нужен лес для строительства. Михаил сам пошел в Крапивну, чем он руководствовался - я не знаю.

Шел снег, мела поземка и рано утром в подшитых валенках, в шапке-ушанке шел он дорогой на Тризново, Проскурино в Крапивну. Шел, чтобы больше не вернуться. Немцы уже назад не отпустили лесничего. Целую неделю держали в каземате, били, пытали.

Никого не выдал, ничего не сказал им Семенов.

Морозным днем после обед согнали оккупанты население Крапивны на площадь. Это были женщины, старики. У школы на толстом тополе на суку была сделана петля. Ужасную смерть уготовили Михаилу немцы. Только с третьего раза затянулась петля. На грудь прикрепили дощечку: «Помогал партизанам». Так оборвалась короткая жизнь лесничего Михаила Павловича Семенова.

На утро жена повешенного пошла в комендатуру: просить, чтобы отдали тело мужа - нужно похоронить. Не разрешили. И еще много раз она ходила и возвращалась ни с чем. Житель деревни Тризново Комаров Никонор Иванович сумел упросить коменданта и привезти на подводе тело лесничего; сколотили гроб, вырыли могилу у Мощены на самом красивом месте, где дубы, ясеня, клены шумят, журчит ручей и играет иволга на «флейте», и похоронили лесничего.

В 1965 году по решению Щекинского райвоенкомата перезахоронили Семенова. Приехали солдаты, вскрыли могилу, собрали останки в обшитый кумачом гроб. Гроб поставили в Жердевский сельский клуб, выставили почетный караул. Пришло много людей: родные и те, кто знал лесничего, и кто не знал, а только слышал о нем.

9 мая в год 20-летия Великой Победы у урочища Муром лес, у памятника воинам-освободителям был второй раз похоронен Семенов. А когда опускали гроб - солдаты отсалютовали из автоматов в честь Семенова, вдруг пошел дождь, разразилась гроза. Даже природа оплакивала героя - лесничего.

Тульская писательница Мария Казакова в документальной повести «Дважды захороненный» писала: «Давая партизанскую клятву, он готов был отдать ради освобождения Родины всю свою кровь, капля по капле и он сдержал клятву, разве нет у него права на благополучную людскую память? На то, чтобы его имя было высечено рядом с теми, кто погиб при освобождении Крапивны?».

Я зашла на погост, нашла место, где когда-то был похоронен лесничий, оно поросло снытью: жирная, ярко-зеленая, покрытая изумрудами росы. И вдруг я увидела незабудки. Лежит на земле букетик незабудок. Кто-то был недавно, цветы слегка завяли. Значит помнят! Я оглянулась и увидела: ручей Мощена, расплескался незабудками. Что это? Да это синева глаз Михаила Семенова упала на Мощену...

 Директор и строитель Крапивенского лесного техникума. 

 

Им был Николай Николаевич Шершень, участник Отечественной войны. Сталинградской битвы. Он был родом иБрянской области (с. Курковое) мечтал быть агрономом, а стал на всю жизнь лесоводом, получив образование на лесохозяйственном факультете Брянского технологического института.

По окончании вуза его направили в Крапивенский лесной техникум, где стал работать преподавателем профильных дисциплин. Его жена Надежда Федоровна стала преподавать в Селивановской школе (впоследствии стала директором этой школы).

Студенты полюбили молодого, эрудированного, строгого преподавателя, умевшего донести все тонкости лесной науки, организации и экономики лесного хозяйства, лесовосстановления.

После войны лесной техникум находился в бедственном положении. Не было учебного корпуса, не хватало студенческих общежитий. В домах преподавателей, общежитиях было печное отопление и уличные удобства, большинство студентов жили на частных квартирах в с. Селиваново. Через реку Солова не было хорошего моста, и в половодье прекращалась связь с заречной стороной. В Селиваново можно было добраться от Крапивны (7 км) или от Щекино (18 км) только пешком. Не было и водопровода.

Когда в 1954 году ушел старый директор, то на его место назначили секретаря партийной организации Н.Н. Шершня. Новый директор начал с составления плана развития Крапивенского лесного техникума, в котором предусматривалось строительство двух современных трехэтажных корпусов -учебного и лабораторного, домов для преподавателей, студенческого общежития, столовой, гаража для автомашин. Предстояло провести высоковольтную линию, водопровод, вывести систему канализации и построить очистные сооружения, вместе с совхозом построить капитальный мост через р. Солову, продолжить 2,5 км асфальтированной дороги от трассы Щекино-Водозабор и пустить автобус от Щекино до Селиваново.

После рассмотрения на педсовете и в партийной организации техникума план нашел поддержку в Тульском управлении лесного хозяйства и в Минлесхозе РСФСР, и работа закипела. Н.Н. Шершень объехал все нужные организации, заключил договоры со строителями, электриками, водопроводчиками, дорожниками, сантехниками, разыскал оборудование, материалы, мебель. Ему помогал заместитель по хозчасти М. В. Анохин. Был заложен новый большой питомник, а на месте старого в 1966 году встал красавец учебный корпус на 500 мест со спортивным и актовым залами, а преподаватели и студенты украсили его территорию красивыми цветниками, декоративными деревьями и кустарниками.

Проложили водопровод, построили очистные сооружения, канализацию, 24- квартирный жилой дом для преподавателей со всеми удобствами, строился мост через реку, проложили асфальтированный участок дороги (ответвление) и пустили рейсовый автобус от Щекино до Селиваново, достраивалась столовая на 150 мест, 

началась закладка студенческого общежития на 304 места. Был открыт лесной музей «Тульские засеки», расширялся дендросад.

Не все запланированное успел сделать Н.Н. Шершень за 14 лет своего директорства. Но то, что успел он выполнить в части коренной реконструкции техникума, можно назвать его подвигом. Ведь благодаря его целеустремленности, энергии, настойчивости была проведена эта программа выведения Крапивенского лесного техникума на уровень стандартного, цивилизованного учебного заведения. Хозяйственную деятельность Николай Никитович совмещал с преподавательской. Но старые раны, полученные им под Сталинградом, огромная напряженность ежедневная давали о себе знать. И в 1968 году он решил оставить пост директора, передать его в молодые руки, а сам остался просто преподавателем.

 

 

 

 

 



 

 


 


 

Дата создания: 21-09-2021
Дата последнего изменения: 21-10-2021
Сообщение об ошибке
Закрыть
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки:
Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте: